Архив

2016
77
12
2015 - 2005
2005 - 1995
1995 - 1985
1985 - 1975
1975 - 1965
1965 - 1955
1955 - 1945
1945 - 1935

Уколова Виктория Ивановна

доктор исторических наук, профессор, зав. кафедрой всемирной и отечественной истории МГИМО (информация на сайте МГИМО)

Статьи и рецензии

Уколова В.И., Гутнова Е.В. Сборник «Средние века»: итоги и перспективы развития // Средние века. 1987. Вып. 50. С. 5-29

50-й выпуск сборника «Средние века» выходит в год 70-летия Великой Октябрьской социалистической революции, величайшего исторического события, открывшего новую эру в истории человечества. Подготовка к празднованию этого славного юбилея развернулась в атмосфере творческого энтузиазма, трудовых свершений: и позитивных перемен в жизни нашего общества, связанных с реализацией решений XXVII съезда КПСС, который убедительно показал, что КПСС последовательно продолжает дело Великого Октября, уверенно идет ленинским курсом. Ускорение социально-экономического развития страны — стратегический курс партии к советского народа.

Новаторские идеи, прозвучавшие с высокой трибуны XXVII съезда КПСС, его исторические решения открывают перед работниками науки широкий простор для смелого научного поиска. Сегодня на вооружении у них бесценное идейное богатство новой редакции Программы КПСС, Политического доклада ЦК КПСС, решений и материалов высшего партийного форума, аккумулирующих в себе достижения марксистско-ленинской теории, глубокий и всесторонний анализ социальной практики, открывающих реально обоснованные перспективы развития современного мира и нашей страны.



Уколова В.И. Макробий и средневековая культура // Средние века. 1989. Вып. 52. С. 173-192





Уколова В.И. [Рец. на кн.] Барг М. А. Категории и методы исторической науки. М.: Наука, 1984 // Средние века. 1986. Вып. 49. С. 272-278

Нельзя сказать, что методологические проблемы исторической науки в последние годы находились вне поля зрения советских исследователей. Более того, они подчас становились предметом дискуссий, подобных спорам о соотношении социологии и истории второй половины 60-х– начала 70-х годов. Однако этой проблематикой занимались преимущественно философы, что и предопределило специфику ее рассмотрении. Книга известного советского историка М. А. Барга «Категории и методы исторической науки» является по существу первым обобщающим трудом, в котором разрабатывается система категорий и методов исторического познания. В ней обобщен огромный опыт конкретно-исторических исследований и на этой основе предпринята попытка интерпретации сложнейших вопросов не только общей философии истории, но и той особой сферы, которую можно назвать собственно философскими вопросами исторической науки, подобно тому как существую! философские вопросы физики или биологии. В этой книге разрабатывается теория исторического познании, опирающаяся на конкретику истории, по поднимающаяся до уровня подлинно философского обобщения.



Уколова В.И. [Анн. к кн.] Алексеев М. П. Литература средневековой Англии и Шотландии. М.: Высш. шк., 1984 // Средние века. 1986. Вып. 49. С. 323-324

В книге собраны работы по истории английской литературы в средние века, принадлежащие перу известного советского литературоведа академика М. П. Алексеева. Исследование охватывает VI–XV вв. Автор рассматривает развитие литературы не изолированно, но как важное направление общекультурного процесса, обусловленного историческими реалиями английского и европейского средневековья. Этому способствует наличие в каждом разделе специального исторического введения, а также многочисленные сравнительно-исторические параллели.



Уколова В.И. [Rec. ad op.] Dalché P. G. Tradition te renouvellement dans la représentation de l'espace géographique au IXе siecle.- Studi medievali, 1983, Ser. 3, N 24, fasc. 1 // Средние века. 1986. Вып. 49. С. 326-327

Статья французского ученого посвящена малоизученному в этом отношении периоду – IX в., эпохе каролингского возрождения. Он отмечает, что исследуемые им трактаты не повторяют дословно более ранние сочинения, а в ряде случаев вносят свои коррективы в устоявшиеся представления. Речь не идет о качественно новых данных, но у средневековых авторов происходит определенная реорганизация уже известного из произведений древних географического пространства, большую дифференциацию получает география Европы. Ее описание приобретает своеобразную систему. Показательно, что при общности тенденций в обоих трактатах системы географического описания не совпадают в ряде пунктов, что позволяет говорить не о заимствованиях, а о кристаллизации определенных методов и направлений в географической мысли раннего средневековья.



Уколова В.И. [Rec. ad op.] Hilgarth J. Н. The Position of Isidorian Studies: A Critical Review of the Literature 1936-1975. — Studi medievali, 1983, ser. 3, N 24, fasc. 2 // Средние века. 1986. Вып. 49. С. 327-327

Фигура Исидора Севильского постоянно привлекала и привлекает внимание зарубежных исследователей. Деятельность крупнейшего представителя культуры раннего средневековья никогда не оценивалась однозначно. В разные периоды перед исследователями наследия Исидора Севильского вставали весьма отличные друг от друга проблемы. Первая попытка проанализировать развитие исидориангкой историографии была предпринята Б. Альтанером, который осветил литературу, вышедшую с 1910 по 1936 г. Дж. Хилгарт продолжил дело Б. Альтанера, рассматривая работы, опубликованные после 1936 г. Труд Дж. Хилгарта – не историографическое исследование в полном смысле слова. Автор не преследует цель выявить основные тенденции в изучении наследия Исидора Севильского, дискуссионные точки зрения, проанализировать научные подходы. Он ставит более скромную задачу; кратко проаннотировать важнейшие работы об Исидоре Севильском, вышедшие в странах Западной Европы и в США, При этом он не всегда описывает их «из первых рук», пользуясь библиографией своих предшественников (хотя следует отметить, что таких «опосредованных» описаний у него очень немного и они вызваны недоступностью по тем или иным причинам отдельных изданий).



Гутнова Е.В., Уколова В.И. Проблемы истории феодальной формации в трудах Карла Маркса // Средние века. 1984. Вып. 47. С. 5-20

Вклад К. Маркса в создание марксистской медиевистики определяется прежде всего разработкой новой методологии, положенной им и Ф. Энгельсом в основу изучения истории вообще. Огромную ценность имеют также его исследования конкретно-исторического материала, новая интерпретация с позиций исторического материализма фактов и наблюдений в этой области истории. К. Маркс и Ф. Энгельс заложили подлинно научный фундамент медиевистики н наметили целый ряд проблем для дальнейшего копкретного пх исследования историками-марксистами.



Уколова В.И. [Rec. ad op.] F. Cardini. Alle radici della cavalleria medievale. Firenze, 1982. (Il pensiero storico, 76) // Средние века. 1984. Вып. 47. С. 361-363

История средневекового рыцарства – сюжет, имеющий в медиевистике давние традиции изучения. Вместе с тем в последние десятилетия он переживает определенный ренессанс. Исследования А. Борста, Р. Барбера, Д. Барни. Ж. Дюби. Л. Женико, Р. Килгура. П. Ван Люйна. Ж. Флори и других вскрыли новые пласты зтой проблематики, выявили новые подходы к источникам. Монография Ф. Кардини не затерялась среди прочих работ. Появившись впервые в 1981 г., она вызвала большой интерес и уже через несколько месяцев была выпущена вторым изданием. Ее автор, преподаватель средневековой истории Флорентийского университета, известный ранее своими работами по проблемам крестовых походов и рыцарской культуры, специфики социальных представлений средних веков, попытался осуществить комплексный анализ глубинных корней рыцарства, выявить его самые дальние, подчас трудно определяемые истоки.



Уколова В.И. [Rec. ad op.] Visigotic Spain: New Approaches. Oxford, 1980 // Средние века. 1984. Вып. 47. С. 368-369

В изданном под редакцией профессора Э. Джеймса сборнике материалов Вестготского коллоквиума, проведенного в Оксфордском университете в 1975 г.. приняли участие ученые из Великобритании, Испании, США. ФРГ. В нем предпринята попытка осветить те грани истории Вестготской Испании, которые ранее не находились в центре внимания исследователей.



Уколова В.И. Читательская конференция сборника «Средние века» // Средние века. 1984. Вып. 47. С. 370-371

25 апреля 1982 г. в Москве состоялась читательская конференция, организованная редколлегией сборника «Средние века». Институтом всеобщей истории АН СССР. В ней приняли участие ученые-исследователи, преподаватели вузов, работники издательств и журналов, аспиранты и студенты из Москвы. Ленинграда, Саратова, Калинина, других городов РСФСР, Белоруссии. Грузии, Казахстана. Латвии. Молдавии, Украины. Конференция привлекла внимание не только историков, но и филологов, философов, искусствоведов, интересующихся проблемами медиевистики.



Уколова В.И. Культура Остготской Италии // Средние века. 1983. Вып. 46. С. 5-26

Следует отметить, что большинство исследователей, советских и зарубежных, особое значение в культуре Остготской Италии придают сохранению элементов античного наследия. Думается, что такой подход далеко не исчерпывает ее сущности и специфики. Более того, он подчас приводит к невольному упрощению в объяснении процесса складывания новой средневековой западноевропейской культуры, в который был внесен немалый вклад в период остготского владычества в Италии. Попытаемся рассмотреть три проблемы: какими путями осуществлялось в Остготской Италии усвоение античного культурного наследия в первой половине VI в. и играло ли в нем какую-либо роль государство; каким образом взаимодействовали между собой элементы римско-италийской и варварской культур; какое место в развитии культурных процессов занимала христианская традиция и церковь.



Уколова В.И. [Rec. ad. op.] J. O'Donnell. Cassiodorus. Berkeley; Los Angeles, London. 1979 // Средние века. 1983. Вып. 46. С. 362-365

Кассиодор — весьма заметная фигура в политической и культурной жизни раннего средневековья. Крупный государственный деятель, занимавший высшие должности в Остготском королевстве, автор многочисленных трудов исторического, теологического и филологического характера, основатель одного из первых в Западной Европе монастырских скрипториев, он принадлежит к плеяде основоположников средневековой христианской культуры. Его деятельность весьма высоко оценивается большинством современных исследователей, посвятивших Кас-сиодору разделы в общих обзорах но истории культуры, философии и литературы. Отдельные аспекты его жизни и гаследия освещались в многочисленных статьях и специальных работах, однако попытка охватить их в целом впервые предпринята Джеймсом О'Допнеллом, читающим курс истории классический и христианской мысли в университете Корнелля (США, Нью-Йорк).



Уколова В.И. [Rec. ad. op.] A. Murray. Reason and Society in the Middle Ages. Oxford: Clarendon Press, 1978. // Средние века. 1983. Вып. 46. С. 387-388

Монография А. Мюррея иосвя щепа изучению средневекового «про-торапионализма», форм «то распространения и функционирования в западноевропейском обществе. Английский исследователь отмечает, что средние века обычно рассматриваются как время господства веры, однако, по его мнению, этот период можно назвать и времепем разума. Внимание автора концентрируется на 250 годах (от конца XI до начала XIV в.). которые представляются ему периодом наиболее значительных экономических и социальных изменений, но по море необходимости в книге привлекается материал раннего средневековья.



Уколова В.И. [Rec. ad op.] P. Riché. Les écoles et l'enseignement dans l'Occident Chrétien. P., 1979. // Средние века. 1983. Вып. 46. С. 389-389

Профессор Парижского университета Пьер Рише, известный специалист по истории раннего средневековья, в новой монографии продолжает тему, которой он посвятил одно из своих предыдущих исследований. П. Рише расширяет проблематику изучения, не сводя ее к постановке «школьного дела» и учебного процесса, а рассматривая их как составную часть интеллектуальной культуры от поздней античности до конца каролингской эпохи, то есть пяти веков, охватывающих расселение варваров на территории Западной Европы и их христианизацию, складывание феодальных отношений и зарождение «национальных» королевств. В этот период запад, по мнению автора монографии, не представлял собой единой цивилизации, подобной византийской или арабской. Тем не менее такое интеллектуальное и моральное единство уже вырабатывалось терпеливым и незаметным трудом в монастырях и под сенью кафедральных соборов. Культурная монополия была сосредоточена в руках церкви, а образование, письменная культура, ученость составляли прерогативу клириков и монахов.



Уколова В.И. [Rec. ad op.] С. D'Onofrio. Giovanni Scoto е Boezio: tracce degli «Opuscula sacra» e della «Consolatio» nell'opera eriugeniana.— Studi medievali. 1980, Ser. 3, Fasc. 2. P. 707-752 // Средние века. 1983. Вып. 46. С. 390-391

В 1977 г. отмечалось 1100-летие со времени смерти Скота Эриугены, а в 1980 г. — 1500-летний юбилей Боэция. Подготовка к памятным датам способствовала возрастанию интереса к этим крупнейшим фигурам в истории западноевропейской культуры. «Средневековые исследования» опубликовали ряд статей, посвященных Боэцию и Эриугене, в том числе и работу итальянского ученого Джулио Д'Онофрио, в которой рассматривается связь их сочинений и философских концепций. Автор отмечает, что ирландский философ чрезвычайно высоко оценивал Боэция как мыслителя, обладавшего высочайшей культурой и тонкой логикой доказательств.



Иванов В. В., Уколова В.И. XXVI съезд КПСС и актуальные задачи советской медиевистики // Средние века. 1982. Вып. 45. С. 5-11

XXVI съезд КПСС поставил новые ответственные задачи перед работниками общественных наук, в частности, перед историками, подчеркнув, что сегодня необходимо концентрировать усилия на исследовании наиболее важных и актуальных проблем. Базируясь па материалах и документах съезда, необходимо четко определить круг таких исторических проблем, наметить эффективные пути исследовательского поиска, совершенствовать методику исторического анализа, преодолеть отставание на тех участках, где оно еще имеется. Советская историческая наука, опирающаяся на самую прогрессивную марксистско-ленинскую теоретическую базу, призвана играть первенствующую роль в разработке кардинальных проблем истории человечества.



Уколова В.И. [Рец. на кн.] Г. Г. Майоров. Формирование средневековой философии. М., 1979 // Средние века. 1982. Вып. 45. С. 326-330

Проблема становления средневекового способа мышления, формирования средневековой философии занимает существенное место в изучении генезиса идеологии и культуры феодальной формации. Книга Г. Г. Майорова посвящена латинской патристике «как мировоззренческой и методологической модели средневековой философии» (с. 21). Этот вопрос ранее в советской историко-философской литературе не рассматривался.



Уколова В.И. Человек, время, судьба в трактате Боэция «Об утешении философией» // Средние века. 1973. Вып. 37. С. 9-27

Личность и творческое наследие Боэция (480–525), видного политического деятеля эпохи остготского владычества в Италии, известного философа, педагога-теоретика, писателя и поэта, давно привлекает внимание исследователей. Неизменный интерес к этому мыслителю определяется прежде всего тем, что его деятельность в области философии, математических наук, школьного образования, популяризации духовного наследия предшествующей эпохи являлась связующим звеном между культурами античности и средневековья. Вплоть до начала XII в. его комментарии и переводы сочинений Аристотеля, Цицерона, Порфирия оставались почти единственными источниками, через которые западный мир знакомился с достижениями греко-римской философии и науки. Вместе с тем Боэций, получивший от потомков имя «великого учителя средневековья», был не только талантливым интерпретатором античных источников и энциклопедически образованным человеком, поражавшим современников обширностью и глубиной своих познаний, но и мыслителем, создавшим довольно целостное и отличающееся концептуальной самостоятельностью учение, которое подводило своего рода итог развития философии поздней античности и в то же время предвосхищало ряд основных аспектов философско-теологической мысли средневековья. Наиболее полно учение Боэция изложено в трактате «Об утешении философией» («De consolatione philosophiae»), написанном им в заключении перед казнью.



Уколова В.И. Город как парадигма средневековой культуры // Средние века. 2000. Вып. 61. С. 154-168





Уколова В.И. Исидор Севильский и античная философия // Средние века. 1985. Вып. 48. С. 27-37





Уколова В.И. Встречи с учителем // Средние века. 2004. Вып. 65. С. 248-254



Уколова В.И. «Различия» Исидора Севильского: слово как инструмент познания // Средние века. 2016. Вып. 77(3-4). С. 368-376

В статье анализируется сочинение Исидора Севильского «Различия». В нем формируется набор его познавательных методов, главными из них становятся этимологический анализ и энциклопедическое обобщение. Для Исидора Севильского метод – это не только способ описания или констатации того, что представлялось ему истинным и заслуживающим включения в общую систему знания, это принцип конструирования самого этого знания, а в более широком смысле – определенного типа культуры. Исидор открывал мир через слово и в слове, подчас принимая слово за мир. Познать означало отыскать присущее вещи наименование в бесконечном перечне слов. Слово воспринималось не как эфемерное подобие вещи, но как большая реальность, чем сама эта существующая вещь. Для Исидора толковать слово означало овладеть сущностью вещи или явления, запечатлеть их в бесконечном временном движении. Слово всему придавало форму, стабилизировало сущность, хранило в себе божественный смысл. Особое внимание уделяется интерпретации Исидором различения творения и формирования мира, раскрытию смысла триады Бог–мир–человек и их влиянию на культуру средних веков.



Публикации

Варьяш О.И., Сказкин С. Д., Уколова В.И. Бернар Клервоский. О благодати и свободе воли. // Средние века. 1982. Вып. 45. С. 265-303

Господину Вильгельму, аббату св. Теодора, брат Бернард. Небольшое сочинение о благодати (de gratia) и свободе волн (libero arbitrio), к которому я некогда приступил в виду известных вам обстоятельств, я теперь закончил, как мог, с помощью той же благодати. Боюсь, однако, не окажусь ли я либо недостаточно достойным говорить о вещах столь важных, либо излишне рассуждающим о том, что подвергалось уже рассмотрению многих. Поэтому прочтите сначала вы и, если найдете нужным, один: дабы в случае, если сочинение будет пущено в обращение, не сказали, что оно написано больше ради тщеславия писателя, чем в поучение читателю. И если вы посчитаете полезным его распространение, то не поленитесь, найдя что-либо сказанным менее ясно, чем допускает дело, и могло бы быть сказанным более полно, насколько это позволяет краткость трактата, — или исправить, или дозволить мне, если боитесь ошибиться, исправить это, чтобы исполнилось обещание мудрости, которая говорит: «Кто просвещает меня, будет им жизнь вечная» (Иис. Сирах., XXIV, 31).