Архив

2016
77
12
2015 - 2005
2005 - 1995
1995 - 1985
1985 - 1975
1975 - 1965
1965 - 1955
1955 - 1945
1945 - 1935

Флоря Борис Николаевич

Статьи и рецензии

Флоря Б.Н. / Florya B. Путешествия Воина Нащокина (в приложении Письмо Воина Нащокина отцу) // Средние века. 2010. Вып. 71(1-2). С. 313-320



Флоря Б.Н. / Florya B. Торговля России со странами Западной Европы в Архангельске (конец XVI — начало XVII в.) // Средние века. 1973. Вып. 36. С. 129-151

В настоящее время в различных фондах Посольского приказа удалось обнаружить фрагменты переписки правительства с холмогорскими воеводами, содержащие целый ряд недостававших исследователям цифровых данных. В совокупности с некоторыми другими, ранее не использовавшимися архивными данными, эти фрагменты позволяют в несколько общей форме охарактеризовать архангельскую торговлю как явление экономических связей между Россией и странами Западной Европы: факт существования этой торговли оказывал определенное влияние не только на экономическое развитие России, но и на ее международное положение и на внешнюю политику правительства.



Флоря Б.Н. / Florya B. «Русский народ» в Речи Посполитой и представления о нем в сознании социальных низов украинского общества первой половины XVII века (по материалам «расспросных речей»)
“Rus’ People” of Rzechpospolita and its Perception by the Lower Classes of Ukrainian Society in the 17th Century (On the Materials of “Debriefings”)
// Средние века. 2013. Вып. 74(1-2). С. 160-191

The Ukrainian nobility of the 17th century gradually ceased to be perceived by the lower classes of Ukraine as their fellow-countrymen. The article deals with questions how and under which impacts this could happen. Source material for the article is provided by the debriefings of low-class refugees from Rzeczpospolita carried out in the Russian state.





Флоря Б.Н. / Florya B. Поздний Новгород и Чехия Ягеллонов (попытка сравнительного сопоставления) // Средние века. 2011. Вып. 72(3-4). С. 9-26

В статье сопоставляется социальный строй и государственные институты Новгорода второй половины XV в. и Чехии рубежа XV и XVI вв. Автор доказывает большое сходство двух государств и обществ (при наличии ряда различий между ними). Это позволяет поставить более общий вопрос о типологическом сходстве позднего Новгорода по своему социальному и государственному строю со странами Центральной Европы позднего Средневековья.





Сергеев М.Л. Автобиография и автобиблиография Конрада Гесснера // Средние века. 2015. Вып. 76(1-2). С. 191-209

К. Гесснер поместил в алфавитном библиографическом справочнике “Bibliotheca universalis” (1545) подробную автобиографию и автобиблиографию. В статье делается попытка объяснить мотивы включения автобиографии в библиографический текст и описать механизм взаимодействия биографического и библиографического жанров. Биографическое изложение оказывается предварительным по отношению к библиографии: в нем показан путь накопления знаний, чтения книг; этот путь приводит автора к созданию новых книг, каталогизация которых и является задачей «Всеобщей библиотеки».



Бельцер А.А. Уильям Лайл и англо-шотландское пограничье в 1526–1528 годах // Средние века. 2015. Вып. 76(1-2). С. 210-221

В статье через призму действий Уильяма Лайла, дворянина, превратившегося благодаря стечению обстоятельств в разбойника, рассматривается ситуация в графстве Нортумберленд, на границе с Шотландией. Деятельность Лайла многократно привлекала внимание историков в качестве иллюстрации степени беззакония в пограничье. Одни видели в судьбе сэра Уильяма типичный пример разбойного поведения северного дворянства, другие – результат сложной комбинации с целью вернуть должность Стража пограничных марок в руки семьи Перси. По мнению автора, случай Уильяма Лайла стал возможным благодаря особому, пограничному, статусу Нортумберленда. Наличие рядом враждебной державы, отторжение местным дворянством должностных лиц – выходцев из других регионов – все это делало возможным превращение обычного разбойника в угрозу всей системе отношений в пограничье. В то же время обстоятельства судебного дела против Уильяма Лайла не позволяют говорить о приверженности дворянства англо-шотландского пограничья исключительно силовому способу решения своих вопросов. Противники Лайла действовали избегая насилия, с помощью легальных инструментов. Только оказавшись в безвыходной ситуации, сэр Уильям решился действовать с помощью насилия.



Сидоренко М.А. Буффонадный балет Людовика XIII и репрезентативная политика кардинала де Ришелье // Средние века. 2015. Вып. 76(1-2). С. 249-268

Автор статьи анализирует репрезентативную и политическую функции придворного балета, вида зрелища эпохи Барокко, в котором участвовали монарх, члены королевской семьи и придворные, в годы правления Людовика XIII. Как балетные постановки помогали королю решать политические задачи, стоящие перед ним, в каких ситуациях они отражали интересы государства? Стали ли спектакли в жанре придворного балета гармоничной частью репрезентативной политики, которую в 20—40 гг. XVII в. проводил кардинал де Ришелье?



Флоря Б.Н. / Florya B. Россия и элекция в Речи Посполитой 1674 года // Средние века. 2015. Вып. 76(1-2). С. 269-290

Как показывают русские архивные источники, во время выборов 1674 г. литовские политики упорно предлагали польский трон сыну царя Алексея, рассчитывая таким образом вернуть Польско-Литовскому государству земли на Востоке, Смоленск и Украину. Царь Алексей предложил собственную кандидатуру, обещая защитить Речь Посполитую в войне с османами при условии, что украинские земли на запад от Днепра, занятые русскими войсками, останутся пол его властью.



Гутнов Д.А. Архив Е.В. Гутновой // Средние века. 2015. Вып. 76(1-2). С. 308-312

Статья представляет собой обзор архивного наследия доктора исторических наук, профессора МГУ им. М.В. Ломоносова Е.В. Гутновой, который хранится у ее наследников. Архив можно условно разделить на два основных раздела. Первый раздел представляет собой собственно архивные материалы профессора Е.В. Гутновой (рукописи, черновики, выписки). Он отражает научную деятельность историка. Над ним работала специальная комиссия, состоявшая из учеников Евгении Владимировны и сотрудников ИВИ РАН. Результаты работы комиссии были отражены в ряде публикаций в научных журналах и материалах конференций. Второй раздел составляет личный архив историка. Причем, в отличие от первого раздела, эта часть архива была тщательно подготовлена самой Е.В. Гутновой с учетом тех проблем, которые обычно возникают у архивистов при описании личных архивных фондов. Документы были отсортированы, описаны, датированы и разложены ею по тематическим пакетам. На каждом из пакетов были ее рукой сделаны пояснения и распоряжения о том, как следует поступать с теми или иными составными частями этой коллекции. Важный массив документов в нем составляет переписка – с мужем Э.А. Гутновым (1941 – 1944 гг.), с академиком Е.А. Косминским (1941 – 1959 гг.), с коллегами и учениками. В архиве содержатся также фотографии, отражающие историю профессиональной и личной судьбы историка.



Гузенкова Т.С. Научное наследие А.Н. Чистозвонова в отечественной медиевистике на фоне перемен // Средние века. 2015. Вып. 76(1-2). С. 345-366

В статье предпринимается попытка представить современный взгляд на научный вклад А.Н.Чистозвонова в развитие теории и истории раннекапиталистических отношений в западноевропейских странах. Его труды по социально-экономической истории Нидерландов, Швейцарии, написанные в рамках марксистской теории, до сих пор представляют определнный интерес. Но вместе с тем они остаются памятником советской школы медиевистики, достижения и ограничения которой становятся понятными на фоне изменившихся концептуально-теоретических подходов к оценкам исторического процесса.



Шукуров Р.М. Андрей Леонидович Пономарев (23.11.1957–02.10.2014) // Средние века. 2015. Вып. 76(1-2). С. 376-378





Коробов М.И., Виноградов А.Ю. Готские граффити из мангупской базилики // Средние века. 2015. Вып. 76(3-4). С. 58-75

Статья посвящена сенсационной находке 5 граффити на готском языке из Горного Крыма, где использование готского языка было известно по источникам, но материально не фиксировалось. Граффити нанесены на двух вторично использованных фрагментах ранневизантийского карниза из мангупской базилики и датируются второй половиной IX — X в. Две из них — типичные византийские инвокации, одна — коммеморация (?) с формулой скромности, одна почти не сохранилась, а еще одна содержит цитату из Пс 76, 14–15 и литургический текст. Надписи выполнены архаичным изводом шрифта Вульфилы. Находка данных граффити имеет огромное значение как для истории крымско-готского языка и крымских готов, так и для истории готской присьменности и культуры вообще.



Каранчев А.Е. Наследие русского археологического института. Греческая рукопись начала XI в. с латинской интерлинеарной версией начала XV в. // Средние века. 2015. Вып. 76(3-4). С. 230-253

В статье рассматривается история рукописного собрания Русского Археологического института в Константинополе (1895–1914) и более подробно — особенности кодекса БАН, РАИК № 112, сборника гомилий Иоанна Златоуста на греческом языке начала XI в., сохранившего множественные латинские глоссы на полях и между строк текста. Проведенное палеографическое исследование позволило уточнить датировку помет в рукописи и связать их происхождение с деятельностью одного из первых эллинистов эпохи кватроченто, каноника Дзомино (Содзомено) из Пистойи (1387–1458), известного флорентийского писца и преподавателя.



Долгополов В.Г. Доказательство чуда в антиудейской полемике на латинском Западе в XII–XIV вв. // Средние века. 2015. Вып. 76(3-4). С. 254-273

В этой статье автор попытался обозначить способы и пределы применения новых методов в антиудейской полемике применительно к фигурирующим в полемической литературе описаниям чудес, призванным доказать их достоверность. Он сконцентрировал свое внимание на двух типах аргументации: подтверждению чуда из авторитетных источников и его обоснованию с помощью представлений о природе. Ресурсы первой стратегии неизменно расширяются, постепенно затрагивая и оборачивая против иудеев их же сочинения (Талмуд). Второй метод также активно развивается полемистами; полемисты, впрочем, сами ограничивают область его применения. Постепенно он теряет популярность, уступая место более жестким обвинениям, что означает фактический отказ от полемики, который совпал по времени с резким ухудшением отношения к иудеям.